И первые станут последними: один частный реквием по российскому форексу

И первые станут последними: один частный реквием по российскому форексу

Кто и как пытался отладить белую форекс-юрисдикцию в России. Почему не получилось. Как потеряла лицензии «большая тройка» – Форекс клуб, Alpari и TeleTrade. В чем и почему российский форекс проигрывает офшорному.
Российский белый форекс не встал с колен, ни даже на колени. Скам на рынке форекс продолжает процветать. Почти полмиллиона россиян теряли и продолжают терять деньги в форекс-кухнях. Отношения между Центробанком и форекс-компаниями – патовая история презрения с одной стороны, блефа и обмана – с другой.

Ян Арт, ставший в 2017 году первым клиентом российской форекс-юрисдикции, закрывает свой форекс-трейдинг.

О причинах он рассказал в видеоблоге на канале Finversia:

– …Когда-то я стал первым клиентом российской лицензированной компании ФИНАМ-форекс. Было это в мае 2017 года, когда энтузиасты «белого» форекса в российской юрисдикции были полны надежд и, конечно же, оптимизма. Был принят «закон о Форексе» (поправки в закон «О ценных бумагах») – закон многострадальный, и компания ФИНАМ пригласила меня стать символическим первым клиентом компании ФИНАМ-форекс, одной из первых получивших лицензию форекс-дилера и ставших работать именно в российской юрисдикции.

И вот наступил тот день, когда я закрываю свой трейдинг на платформе российского лицензированного форекс-дилера. Ухожу с этого рынка, поскольку российский форекс с колен не встал. Он на них даже и не стоял.

Вообще вся эта история – попытка сделать такой чудовищный, такой «черный», полный мошенничества, полный слез и крови потенциальных инвесторов рынок как форекс, частью нормального рынка, началась давно. Я был в числе основателей организации, первой попытавшейся объединить российские форекс-компании, чтобы выйти на лицензирование, на работу «по-белому». Организация называлась Центр регулирования внебиржевых финансовых инструментов, сокращенно – ЦРФИН. У ее истоков стояли те, кого тогда называли «большой тройкой» форекс-компаний, – Альпари, Forex Club и TeleTrade.

Всегда существуют циничные подозрения, что «бльшая тройка» хотела использовать закон, чтобы избавиться от конкурентов из малых и средних компаний и поделить рынок. Может быть, можно поверить и в более благородные намерения, потому что по достижении определенной величины капитала у любого предпринимателя возникает желание «спать спокойно» и работать в легитимной зоне, по джентльменским правилам, где ты становишься рукопожатым.

Однако субкультура «большой тройки» российских форекс-компаний (собственников или тех, кто контролировал эти бизнесы) была сформирована в конце девяностых – начале нулевых годов, когда пришли легкие, лихие деньги на сотнях тысяч клиентов, потерявших их на форексе. И, возможно, этим людям из первых форекс-компаний показалось, что они играют «царя горы» со всеми естественно для российской субкультуры вытекающими отсюда деталями – то есть отношению к рынку и, собственно, к миру вокруг из серии: «Я все могу, потому что я богат».

И очень скоро ЦРФИН начал деградировать, превратился в «лакированную» организацию с офисом на Старой площади, – видимо, это должно было демонстрировать близость к аппарату президента – с бесконечными огромными тратами на рестораны, и с бесконечной деятельностью, которую на русском языке попросту называют «пальцы веером».

…Мы тогда пробили все-таки этот закон, и дальше началась история противостояния с регулятором, который несмотря на принятый закон и лицензирование, продолжал относиться к рынку форекс как казино. Заявления о том, что форекс – это казино, часто звучали от имени Центробанка в СМИ, прежде всего – от первого заместителя председателя Банка России Сергея Швецова… Мне трудно разделить те негативные эмоции, которые Сергей Швецов демонстрировал по отношению к форексу. Но! Я его понимаю, потому что много раз сталкивался с чудовищными потерями, с несчастными, обманутыми на «черном» форексе людьми, с теми, кого, к сожалению, принято называть «лохами». А на самом деле это просто люди – да, не очень умные, зачастую очень жадные, ищущие легких денег, но это не повод относиться к ним цинично, не считать, что это является российской проблемой…

Что получилось в результате? Какой-то куцый лицензированный российский форекс, на котором буквально десять тысяч клиентов, и, по оценкам экспертов, примерно 400-500 тысяч россиян либо пробовали зарабатывать на форекс, либо на нем зарабатывают. Работают они либо с оффшорными компаниями, либо, в лучшем случае, с лицензированными иностранными форекс-дилерами. Работают с теми компаниями, которые «косят под иностранные», а на самом деле слеплены, как говорили в Советском Союзе, «на Малой Арнаутской». И вся история продолжалась годы после принятия закона. При этом Банк России упрекал форексеров в том, что они создали российские лицензированные компании лишь как прикрытие, а основную массу клиентов гонят в свои офшорные подразделения.

Были в этой истории даже совсем смешные и даже в чем-то циничные моменты, когда на финансовом форуме в Петербурге с участием ЦБ и ее главы Эльвиры Набиуллиной, один из форекс-дилеров, регулярно отчитывающийся о микроскопических деньгах на счетах своих клиентов и микроскопическом числе самих клиентов в российской юрисдикции, завесил весь аэропорт Пулково своей рекламой. Это вызвало невероятное и вполне понятное в этой ситуации раздражение как у чиновников из ЦБ, так и у биржевиков, которые прилетали на форум через этот аэропорт и видели все это «великолепие».

Были и наивные попытки, причем искренние, но неуклюжие: решить вопрос наскоком, подойти на мероприятии к Набиуллиной и сказать ей: «Ну мы же хорошие, почему вы нас щемите, дайте нам спокойно работать». Но рассчитывать на благожелательный отклик стоило, если бы за этими словами стояли конкретные показатели роста клиентских счетов, роста числа клиентов, чтобы ЦБ увидел – поток денег россиян, который они теряют в скам-проектах или сомнительных юрисдикциях, развернулся в Россию. Однако форекс-компании этого не сделали. Хотя могли.

Форекс-сообщество высказывало Банку России: «Извините, с таким ограничением плеча, с невозможностью дистанционной регистрации клиентов, с таким небольшим набором инструментов (в российский форекс включены только валютные пары) работать невозможно»…

Ситуация сложилась патовая, цугцванг. Закончилась тем, что в декабре 2018 года Банк России в одночасье отозвал целую пачку лицензий у форекс-компаний, в том числе у всей «большой тройки», и даже у нескольких компаний, которые еще толком не начали работать.

Все приключения «белого» форекса в России превратились в невнятную кашу. С одной стороны Банк России справедливо подозревал форекс-компании, что они всего лишь сделали ширмы для своих оффшоров, с дугой – форекс-компании справедливо упрекали ЦБ в том, что в существующих условиях невозможно развивать клиентскую базу и вообще работать. Заложниками, к сожалению, остались российские трейдеры.

И вот весь энтузиазм, все надежды на становление «белого» форекса в России лично у меня угасли, сегодня, наверное, требуется это признать.

Я помню, как мы с моими товарищами, экспертами по рынку Форекс попытались наладить диалог, консультации со многими компаниями, которых воодушевила идея лицензированного форекса, и которые выражали желание перейти в «белую зону», начать играть по правилам. Мы даже создавали наблюдательные советы, которые начинали рассматривать, в том числе при помощи финансового омбудсмена, жалобы клиентов, – и некоторые компании добровольно приняли на себя обязательство удовлетворять решения финансового омбудсмена.

Знаете, чем это все закончилось? Закончилось забавно. Например, меня, который выступал экспертом для ряда компаний, обвинили в том, что я «тайный совладелец» одной из нелицензированных форекс-компаний.

А знаете, кого блокируют в связи с упоминанием форекса в интернет-пространстве? Не тех, кто ПРЕДЛАГАЕТ услуги на рынке форекс, а тех, кто ПИШЕТ о его проблемах…

Возникла такая ситуация, что простое прикосновение к рынку форекс ставит на вас клеймо, ставит вас под подозрение и, похоже, никто не верит, что были силы и были надежды сделать «белый» форекс – форекс, где играют по правилам, защищают интересы клиентов, под контролем Банка России.

Мне кажется, что рынок форекс – это интереснейшей место, где удобно начинать тем, кто хочет инвестировать, но имеет микроскопический капитал. Понятно, что для России эта проблема очень острая, потому что подавляющее инвесторов – люди с парой-тройкой тысяч долларов, и на фондовом рынке им будет очень трудно сделать что-либо. Да, на форексе уровень риска неимоверный по сравнению с классическим фондовым рынком, но он открывает возможности превратить эти две-три тысячи долларов в более или менее сносный капитал. То есть,форекс мог бы быть «полигоном» для начинающих, особенно, если на нем бы работали с фьючерсами на акции, индексы и сырье. То есть со всеми «взрослыми» инструментами, с которыми потом можно работать на фондовом рынке.

Во-вторых, мне кажется, рынок форекс интересен тем – лично я его так использовал, хотя в общем я такой классический биржевик, работающий без плеча – что на нем можно классическому биржевику с небольшими суммами отрабатывать торговые гипотезы. Для меня это было подспорье, когда я еще работал на платформах вне российской юрисдикции.

Мне кажется, что, даже вбивая осиновый кол в тело российского форекса и установив над его могилой надгробную плиту с надписью R.I.P., все равно следует признать, что в нем была целесообразность и был экономический смысл. Так или иначе, возникла саморегулируемая организация – Ассоциация форекс-дилеров, объединяющая лицензированные компании. И во главе ее встал, на мой взгляд, человек искренний, энтузиаст, который пытался делать по-настоящему красивый, белый, правильный, работающий строго по требованиям регулятора сегмент финансовой индустрии, – Евгений Машаров. Но боюсь, что он остается своего рода «белой вороной», и может быть, в глазах некоторых даже таким смешным мальчиком-энтузиастом, который пытается что-то пробить вопреки общему течению.

Мы видим, что компании (за исключением, пожалуй, компании «Альфа-форекс»), работающие в российской юрисдикции, попросту не прикладывали и не прикладывают никаких усилий для развития этой юрисдикции, для того, чтобы действительно начать нормально работать.

Я далек от того, чтобы однозначно судить, кто здесь виноват. Компании, которые используют российскую юрисдикцию лишь как ширму для привлечения клиентов в другие юрисдикции. Или Банк России, который так и не смог решить вопрос, необходимый для развития этих компаний, то есть, вопрос: как сделать их конкурентоспособными с мошенниками и с оффшорами?

Из чего состоит эта конкурентоспособность? Список все тот же, он замылен на многочисленных обсуждениях, совещаниях и круглых столах.

Во-первых, это дистанционная регистрация. Сегодня условный житель Урюпинска может со своего телефона стать клиентом любой компании где-нибудь в Сен-Винсент и Гренадины, но чтобы работать в легальном поле он должен в обязательном порядке посетить офис форекс-компании. И это нелогично, потому что было бы достаточно обусловить заключение договора с форекс-дилером только через банковский счет – каждый банк уже каждого из нас идентифицировал.

Во-вторых, это плечо. Многие российские компании говорили регулятору, жаловались г-ну Швецову, что ограничение плеча в 50 – это чрезмерно, это мешает, это не нужно. Вот здесь я скорее соглашусь с регулятором, потому что как трейдер я не понимаю, зачем мне плечо в 50, не говоря уже о большем. Полагаю, что разумный форекс мог бы вполне развиваться с еще большими ограничениями, с плечом в 30 максимум. Лично я, например, в своих редких спекулятивных операциях использую плечо либо 2, либо 5, и мне этого хватает, что называется, за глаза. Полагаю, многие трейдеры с этим согласятся.

И, наконец, в-третьих (и это, на мой взгляд, самое главное) – это линейка инструментов. То, что мы ограничились валютными парами и не дали российскому форексу работать с фьючерсами на акции, индексы и сырье, с точки зрения клиента, трейдера больше всего убивает возможности российского форекса. Мне на этой площадке неинтересно. Я не могу понять, как торговать, например, парой «бразильский реал – южноафриканский рэнд», если я не погружен в новостные потоки этих стран, не слежу за действиями их центробанков, не знаю их торговых балансов. У меня просто нет времени и желания изучать все это – с учетом величины сделок, которых я могу по ним открыть. Так вот, с этой парой я работать могу, а с нефтью, которая так или иначе «близка» каждому россиянину – просто потому, что нефть косвенно через курс рубля влияет на нашу жизнь – я в российском форексе работать не могу. На мой взгляд, это абсурд.

…Перед тем, как закруглять свою работу на платформе российского форекса (а конкретно я работаю на платформе ФИНАМ-Форекс), я, честно говоря, долго колебался, потому что являюсь публичной фигурой и поэтому, наверное, должен подавать пример другим. Но вопрос в том: а пример чего я, собственно, подаю? Пример того, что я верю и тем, и другим: и компаниям, которые якобы искренне хотят развивать российскую юрисдикцию, но «просто не могут», потому что ЦБ не дает им такой возможности? Центральному банку, который хочет перекрыть утечку денег россиян в оффшоры и просто к мошенникам, но не делает ничего, чтобы создать то единственно главное, что легко перекрывает деятельность мошенников: возможность более интересно, более удобно и с большей выгодой работать в «белой» зоне?

В ходе недавнего обсуждения закона о категоризации инвесторов я вспомнил и перефразировал известную и даже затасканную цитату классика: «Суровость российских законов легко компенсируется процедурной неопределенностью их исполнения». Но приходится признать, что классик все-таки точнее: суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Правда, надо признать, что здесь ситуация начинает улучшаться.

Не знаю, готов ли дальше действовать Центробанк. Иногда думаешь: может, лушче вообще закрыть весь этот рынок?..

Но хочу обратиться к тем финансовым группам, которые создали российские форекс-компании: давайте все-таки честно признаем – не то, чтобы вы палец о палец не ударили, но вы мало что сделали для того, чтобы все-таки развить эту юрисдикцию, найти взаимопонимание с регулятором – посмеиваться, пусть и небезосновательно, над его излишней жесткостью недостаточно. Думаю, что вы этого не очень-то и хотели…

Так или иначе я – это просто маленький трейдер. И я ухожу с российского форекса. Я не буду работать на оффшорных форекс-площадках и в этом смысле все-таки буду «подавать пример». К тому же как трейдеру мне это просто неинтересно, мне интересен фондовый рынок, мне интересно платить налоги, быть в «белой» зоне. Посмотрим, что будет дальше, но пока я не вижу света в конце тоннеля…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER

все публикации »

Источник: finversia.ru

Добавить комментарий

*

13 + три =